Статьи и комментарии

Ученики Господа – часть4

Ученики Господа – часть4

Фома и Матфей

“Фома и Матфей, мытарь” (Мф.10:3б) 

Здесь эти двое, как и в других списках учеников, находятся во второй группе из четырёх, хотя порядок расположения их имён меняется (см. Марк. 3:18; Лук. 6:15; Деян. 1:13).

Фома 

Вероятно, уже с первого века Фома был известен, главным образом, если не исключительно, как человек сомневавшийся; и выражение «Фома неверующий» уже долгое время является синонимом слова «скептик». Но при более внимательном взгляде на Евангелия можно заметить, что этот ученик был человеком великой веры и преданности.

Как и в случае с некоторыми другими Апостолами, всё, что известно о Фоме, кроме его имени, мы находим в Евангелии от Иоанна. Когда Иисус нёс служение на другом берегу реки Иордан возле Иерихона, стало известно, что умер Лазарь. Услышав эту новость, Иисус сказал ученикам: «Радуюсь за вас, что Меня не было там, дабы вы уверовали; но пойдём к нему» (Иоан.11:15). Даже после того как ученики стали свидетелями множества чудес, включая воскрешение из мёртвых, у них всё ещё не хватало веры, и Иисус решил совершить это последнее великое чудо ради них. Он уже решил идти обратно в Иудею, несмотря на напоминание учеников, что это могло стоить Ему жизни (ст. 7-8). Так как Вифания находилась в пригороде Иерусалима, Иисусу идти туда было так же опасно, как и в Иерусалим. Полностью осознавая ту опасность, которая подстерегала их всех, «Фома, иначе называемый Близнец, сказал ученикам: “Пойдём и мы умрём с Ним”» (ст. 16).

Фома и другие ученики считали, что по причине враждебного отношения иудейской правящей элиты идти в Иерусалим было равносильно самоубийству. Но Фома, проявив инициативу, побудил Двенадцать пойти с Иисусом и, как следствие, пострадать с Ним. Что касалось исхода этого похода, он был явно настроен пессимистически, но пессимизм делает его поступок ещё более мужественным. Как пессимист он ожидал самых худших последствий, однако готов был идти. Оптимисту понадобилось бы меньше мужества, потому что он не видел бы в этом большой опасности. Ради своего Господа Фома готов был заплатить самую высокую цену.

Такая абсолютная готовность умереть за Христа вряд ли была признаком сомневающегося человека. Фома был готов умереть за Христа, потому что всецело верил в Него. Пожалуй, лишь Иоанн был равен Фоме в полной и непоколебимой преданности Иисусу. Фома так сильно любил Господа, что не мог примириться с существованием без Него. Если Иисус решил идти в Иерусалим на верную смерть, то Фома принял такое же решение, потому что альтернатива жить без Господа была для него немыслимой.

Герберт Локиер заметил: «Как те смелые рыцари, служившие слепому королю Богемии Иоанну, которые вступили в битву при Креси (и уздечки их лошадей были связаны с уздечкой лошади их господина), решили разделить его участь, какой бы она ни была… так и Фома, привязанный к своему Господу глубокой и горячей любовью, решил не покидать Его ни в жизни, ни в смерти».

Фома не питал иллюзий. Он чувствовал дыхание смерти, но не отступил.

Для него было лучше умереть, чем предать Христа.

В горнице на Последней вечере Иисус убеждал учеников не смущаться сердцем и заверил их, что идёт приготовить им место на небесах и что потом придёт опять и возьмёт их к Себе, чтобы они всегда были с Ним. И затем Он сказал: «А куда Я иду, вы знаете, и путь знаете» (Иоан. 14:1-4). Озадаченный этими словами, Фома спросил: «Господи! Не знаем, куда идёшь. И как можем знать путь?» (ст. 5).

Всего несколькими днями ранее Фома объявил о своём решении умереть с Христом, если будет необходимо. Он был безгранично предан Христу, но, как и другие ученики, он почти ничего не понимал, когда речь шла о смерти Иисуса, Его воскресении и вознесении, к которым Господь готовил учеников на протяжении трёх лет. Не уразумев сказанного Иисусом, Фома, очевидно, полагал, что Иисус говорит лишь о длительном путешествии в далёкую страну. Он был сбит с толку, опечален, обеспокоен. И опять проявилась любовь этого ученика и его пессимизм. Пессимизм породил у Фомы страх безвозвратной разлуки с Господом, а любовь к Господу сделала этот страх невыносимым. Понимая состояние Фомы и отчаянность его слов, Иисус сказал: «Я есмь путь и истина и жизнь» (ст. 6). «Если ты знаешь меня, — говорил Иисус, — ты знаешь путь. И если ты во Мне, ты находишься на этом пути. Ты должен заботиться только о том, чтобы быть со Мной, а Я возьму тебя туда, куда иду».

Третий отрывок, в котором Иоанн рассказывает о Фоме, наиболее известен. Когда Иисус был распят и похоронен, казалось, все самые худшие страхи Фомы сбылись. Иисус был убит, а ученики остались живы. Их Господин покинул их, и теперь они были одни, без руководителя и без помощи. Для Фомы это было хуже смерти, которую он вполне готов был принять. Он чувствовал себя покинутым, отвергнутым и, возможно, даже обманутым. С его точки зрения, самый худший его пессимистический прогноз получил подтверждение. Обещания Иисуса казались пустыми — искренними и благонамеренными, но, тем не менее, пустыми. Так как Фома сильно любил Иисуса, то чувство отвержения было очень глубоким и болезненным. Часто величайшая любовь может причинить сильнейшую боль.

Когда другие ученики сказали Фоме, что видели Господа, он, видимо, испытал чувство, будто ему посыпали соль на раны. У него не было настроения питать иллюзии по поводу своего покойного Господа. Ему было невыносимо больно смириться со смертью Иисуса, поэтому он не испытывал ни малейшего желания лелеять какие-то ложные надежды. Когда Фома услышал, что Иисус воскрес из мёртвых, он объявил: «Если не увижу на руках Его ран от гвоздей, и не вложу перста моего в раны от гвоздей, и не вложу руки моей в бок Его, не поверю» (Иоан. 20:25).

Унылого человека, особенно если он пессимист от природы, трудно убедить в том, что всё может измениться к лучшему. Его убеждённость в безвыходности ситуации настолько сильна, что мысль о её позитивном разрешении не только кажется ему нереалистичной, но и может сильно раздражать.

Для такого человека даже мысль о надежде может быть оскорбительной.

Но позиция Фомы по существу ничем не отличалась от позиции других учеников. Они тоже недоверчиво отнеслись к вести о воскресении Христа.

Когда Пётр и Иоанн прибежали к гробнице и обнаружили, что она пуста, как и сказала Мария, «они ещё не знали из Писания, что Ему надлежало воскреснуть из мёртвых» (Иоан. 20:9). Даже имея свидетельство о воскресении, они не стали искать воскресшего Господа, а пошли обратно домой (ст.10).

Когда Христос явился десяти ученикам (Иуда умер, а Фомы не было), которые находились за закрытыми дверями «из опасения от иудеев», они не были уверены, что это Иисус во плоти, пока Он не «показал им руки и ноги и бок Свой» (ст. 19-20). Те два ученика, которым Иисус явился на дороге в Эммаус, также не поверили сообщениям о Его воскресении (Лук. 24:21-24).

Никто из учеников не поверил, что Иисус жив, пока не увидел Его лично.

Так как все они сомневались в истинности Его обещания воскреснуть на третий день, Иисус допустил, чтобы Фома продолжал сомневаться ещё восемь дней. Когда Иисус вновь явился ученикам, Он обратился к этой дорогой душе, которая настолько любила Его, что готова была умереть за Него, и которая сейчас была полностью раздавлена духовно. «Подай перст твой сюда и посмотри руки Мои, — сказал Он Фоме, — подай руку твою и вложи в бок Мой; и не будь неверующим, но верующим» (Иоан. 20:26-27). В одном из величайших исповеданий, когда-либо сделанных, Фома воскликнул: «Господь мой и Бог мой!» Теперь все сомнения исчезли, и он обрёл полную уверенность, что Иисус был Богом, что Иисус был Господом и что Иисус был жив!

Затем Господь мягко упрекнул Фому: «Ты поверил, потому что увидел Меня; блаженны не видевшие и уверовавшие» (ст. 28-29). Но Его упрёк был обращён в равной степени ко всем ученикам, потому что сомнение Фомы, хотя и было явно выраженным, было не больше их сомнений.
Если Иисус не Бог и если Он не воскрес, то Евангелие — это глупый, пустой обман, у которого нет ничего общего с доброй вестью. «Если Христос не воскрес, — говорил Павел коринфским скептикам, — то вера ваша тщетна: вы ещё в грехах ваших… И если мы в этой только жизни надеемся на Христа, то мы несчастнее всех людей» (1 Кор. 15:17, 19).

Предание гласит, что Фома проповедовал даже в Индии и что церковь Мар Фома, которая до сих пор существует на юго-западе Индии и носит его имя, обязана своим происхождением именно ему. По преданию, Фома умер от удара копьём: подходящая смерть для того, кто сам настаивал на том, чтобы вложить руку в рану от копья на теле своего Господа.

Матфей 

Как автор первого Евангелия Матфей является одним из наиболее известных Апостолов. Но Новый Завет раскрывает очень мало подробностей о его жизни и служении.

До своего обращения и призвания к ученичеству Матфей собирал налоги для Рима (Матф. 9:9). Это было не то занятие, которым можно было гордиться, и кто-то может подумать, что Матфей хотел бы, насколько возможно, скрыть этот позор. Однако, когда приблизительно тридцать лет спустя Матфей писал Евангелие, он по-прежнему называл себя мытарем.

Мытарей считали предателями, и их больше всего ненавидели в еврейском обществе. Их презирали больше, чем захватчиков, правителей и воинов, потому что они предавали свой собственный народ и материально угнетали его. Мытари были грабителями в законе, которые вымогали деньги как у своих сограждан, так и у чужестранцев, пользуясь при этом властью и защитой Рима.

Они были настолько презираемы и отвратительны, что в еврейском Талмуде говорится: «Лгать мытарям и обманывать их является добродетелью».

Мытарям запрещалось свидетельствовать в еврейских судах, потому что ложь и взяточничество были для них нормой жизни. Они были отлучены от религиозной жизни евреев, им было запрещено поклоняться в храме или даже в синагоге. В притче Иисуса мытарь, который пришёл в храм помолиться, стоял «вдали» (Лук. 18:13) не только потому, что чувствовал себя недостойным, но и потому, что ему запрещали входить туда.

Матфей вряд ли гордился своим прошлым, но, похоже, хранил этот образ в памяти как напоминание о том, насколько он недостоин и насколько велика благодать Христа. Он видел себя отвратительным грешником, спасённым только благодаря несравнимой милости его Господа.

Даже из тех немногих сведений, доступных о нём, видно, что Матфей был мужем веры. Когда он встал из-за своего стола и последовал за Иисусом, он сжёг за собой все мосты. Сбор налогов был прибыльным занятием, и многие корыстолюбивые люди, несомненно, с готовностью заняли бы место Матфея.

Отказавшись от своего привилегированного положения, Матфей навсегда терял возможность когда-либо снова получить его у римских властей. Ученики, которые были рыбаками, всегда могли вернуться к своему занятию, как многие из них и поступили после распятия; но Матфею возврата к сбору налогов больше не было.

В глазах книжников и фарисеев то, что Матфей оставил сбор налогов, чтобы последовать за Христом, не очень исправило его репутацию. То, что Матфей связал свою жизнь с Иисусом, не добавило ему популярности, зато в значительной мере прибавило опасности. В какой-то мере Матфей столкнулся с истинной ценой ученичества раньше остальных Апостолов.

Матфей был не только верным, но и смиренным. В своём Евангелии (и даже в других трёх) он безлик и абсолютно безмолвен в процессе обучения у Иисуса. Он не задаёт вопросов и не высказывает своего мнения. Он не появляется непосредственно ни в одной из историй. Только Марк (2:15) и Лука (5:29) сообщают, что пир, на котором Иисус ел с мытарями и грешниками, проходил в доме Матфея. Из его же Евангелия можно лишь догадываться, что именно он устроил этот пир (Матф. 9:10). Матфей очень хотел, чтобы его друзья и бывшие коллеги могли встретиться с Иисусом, и очень радовался за них, но оставался при этом в тени.

Возможно, что его смирение родилось от осознания своей великой греховности. Он видел Божью благодать настолько изобилующей, что чувствовал себя недостойным произнести даже слово. Пока Святой Дух не побудил его взять перо и написать первую книгу Нового Завета — двадцать восемь могущественных глав о величии, силе и славе Царя царей, он был молчащим учеником.

То, что Матфея называют также и Левием, указывает на его еврейское наследие. Мы не знаем, какое духовное образование получил Матфей, но он цитирует Ветхий Завет гораздо чаще, чем авторы других трёх Евангелий, вместе взятые, — причём цитирует из всех трёх его частей (закона, пророков и писаний или Агиографов). Маловероятно, что Матфей изучал Писания, будучи мытарем. Скорее всего он приобрёл свои библейские знания или в юности, или после того как стал Апостолом.

Сердце Матфея было наполнено любовью к погибающим. Как только он обрёл спасение, своим первым долгом он посчитал поведать другим людям об этой великой вести, чтобы и они приняли её. Ему было стыдно за свою прошлую жизнь в грехе; но он не стыдился, что люди могли увидеть, как он ест вместе со своими бывшими коллегами, которые были презираемы в обществе и жили под Божьим осуждением, потому что они, как и он, нуждались в Спасителе.

Матфей чувствовал свою греховность, как, пожалуй, никто другой из учеников Христа, потому что с жадностью и без стыда занимался вымогательством, обманом, взяточничеством. Можно допустить, что в его жизни присутствовали все формы безнравственности и богохульства. Но теперь, как та женщина, взятая в прелюбодеянии, Матфей возлюбил много, потому что ему было прощено много (см.Лук.7:42-43,47). Искренность его любви к Господу подтверждается его заботой о спасении друзей.

Бог взял этого отверженного грешника и сделал из него человека великой веры, смирения и сострадания. Он превратил Матфея из того, который отбирал, в того, который отдавал; из того, кто разрушал жизнь людей, в того, кто указывал им путь в жизнь вечную.

Вся слава Христу

Беременность – удивительный и волнующий период в жизни женщины. Всего за 40 недель из одной клеточки образуется целый организм, способный к жизни в окружающих условиях. Человек никогда больше не развивается такими быстрыми темпами, как во внутриутробном периоде. Каждый день у плода меняется внешний вид, появляются новые органы, новые способности. Рассчитайте свой персональный календарь беременности по неделям. Ко всем переменам в жизни лучше готовиться заранее и специально для того, чтобы вы были в курсе всех грядущих сюрпризов, мы и подготовили подробный календарь.

 

3


Об авторе:

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:3-5)
Этот домен продается здесь: telderi.ru, и еще много других